Философия / Методология в России


   

   

К. Малевич. Динамический супрематизм

  Архив ММК Методология в России Новости
  Библиотека Frontier 
Personalia Кентавр Дискуссии    Аттракторы Reflexum

VII Чтения памяти Г.П. Щедровицкого
"Дело чести методологов... "  

Последние Чтения у многих методологов оставило чувство неудовлетворенности. Казалось, методологическое сообщество по инерции собирается и привычно жует в общем-то никого не волнующие сюжеты. Впечатление интеллектуальной импотенции на фоне бодряческой организованности. Методологический сепаратизм и бонапартизм достиг своего пика. С одной стороны, каждый роет свою "траншею", уже совершенно не поднимая головы, чтобы посмотреть, что там делают остальные. С другой - появляются самозванцы, примеривающие, криво усмехаясь, в зеркале Интернета корону Учителя. Ряд почтенных и вполне современных молодых методологов двинулась во власть, объясняя ей, что именно они - подлинное интеллектуальное достояние России, а методология - то самое тайное оружие на арене политической борьбы и реформы. К тому же хорошо платят, к тому же можно появляться в СМИ. Но правда, приходится иметь дело с черным пиаром и использовать методологию не по назначению. Но она не барыня, стерпит, а сами методологи тоже, стерпят - игра стоит свеч.

А что же сам Вадим Маркович, завидует успехам друзей, не может заработать на методологии? Или он уже давно, как сказала одна методологическая дама, выпал из социального контекста в академическое болото и там, худо-бедно, кормится? Должен сказать, что, конечно, я вижу свою жизнь иначе. Я по-прежнему, действительно думаю, что методология - это прежде всего блестящая школа, особая дисциплина ума, один из интеллектуальных ростков наступающей новой цивилизации, что не всякое применение методологии полезно и безопасно для нее, что методология нуждается не столько в социализации, сколько в этическом и гуманитарном обосновании и оснащении. Я тщю себя надеждой, что не заблуждаюсь, когда вижу вокруг много методологов, обеспокоенных сходными проблемами. В самых разных областях современной российской культуры (педагогике, философии, науке, праве, той же политике и управлении) честно работают специалисты, осознающие себя методологами, стремящиеся в своих областях внести в мышление методологическую культуру. Я согласен с Вячеславом Марача, что методологи должны осознать себя корпоративным сообществом и в перспективе завоевать в культуре такое положение, когда большинство ведущих сфер деятельности захочет иметь на службе профессиональных методологов, а методологическая экспертиза и оценка будут столь же необходимыми как и правовое обоснование. Но не нужно забывать, что есть у методологии и своя имманентная сфера существования - изучение и конституирование современного мышления.


Предложения  

Тему, которую можно поставить на очередных Чтениях в центр обсуждения, я бы сформулировать примерно так: "Итоги и перспективы методологического движения в России". В связи с этим могут быть предложены следующие вопросы:

1. Какие основные задачи ставил ММК при своем формировании и в дальнейшем?

Лично мой ответ такой. Первоначально в качестве основной социальной цепи формулировалась задача перестройки мышления. Продуктам должно было выступить мышление, противопоставленное тому, которое культивировалось в официальной философии и науке, мышление, ориентированное на образцы точной науки и решение актуальных социальных проблем. Ставилась Г.П., но не проговаривалась открыто по понятным причинам, еще одна задача - подготовить интеллектуалов для дня Х, когда социализм рухнет.

В дальнейшем на первый план выдвигается задача создания и распространения методологии, понимаемой двояко - как мышление нового типа (рефлексия, программирование мысли, схемы теории деятельности, коллективная мыследеятельность и прочее) и разработка образцов новой социальной технологии (ОДИ). На основе методологии и новой социальной технологии должны были выращиваться кадры современных специалистов - методологов, готовых решать проблемы перестройки и реформы.

2. Что реально из замысленного удалось сделать? Что можно считать вкладом ММК в культуру?

В целом перестроить мышление не удалось, хотя удалось перестроить собственное мышление и оказать большое влияние на развитие современной мысли (например, ввести в культурный оборот системо-структурный подход, рефлексию, схемы теории деятельности). Безусловный и важный результат - создание методологической школы и варианта методологии. Другой - разработка ОДИ и связанных с ними вариантов деловых игр. Наконец, важнейшим результатом, с моей точки зрения, является наметившийся, но еще не завершенный мировоззренческий коперниканский переворот. Его суть новое понимание мышления и реальности, как конституированных деятельностью дисциплинариев, и одновременно, объективными семиотическими, социальными, культурными и историческими процессами. В подготовке этого переворота участвовали не только методологи, но и ряд других мыслителей, например, Хайдеггер, Делез, Фуко, Мамардашвили.

3. Как можно охарактеризовать современное состояние (ситуацию) в методологии?

Существуют несколько групп и центров методологической жизни и работы, объединяющихся вокруг отдельных методологов. В их рамках продолжаются методологические исследования и разработки в конкретных областях деятельности (педагогике, философии, науке, управлении, консультировании и т. д.). При этом можно констатировать противоречивые тенденции: в одних группах наблюдается деградация методологической мысли и культуры. В других - совершенствование и развитие. За исключением "Кентавра" и редких Чтений практически отсутствует общее методологическое пространство коммуникации и диалога, что начинает существенно влиять на характер методологического мышления. В методологии намечается определенный раскол в связи с переходом ряда методологов на позицию обслуживания пиара, политики и власти. Становится проблемой социальное самоопределение методологии и методологов. Не меньшая проблема - воспроизводство, так сказать, культуросообразных методологов.

4. Что методология может предложить для решения проблем, стоящих перед Россией и мировым сообществам. С какими современными направлениями мысли и социального действия при этом методология может сотрудничать?

Методология может предложить прежде всего методологический способ обсуждения и решения этих проблем, затем методологические наработки, которые, конечно, недостаточны, в области социальных наук. Сотрудничать нужно со всеми, кто опознается как идущий в том же направлении. Формула сотрудничества, вероятно, такая: "все мы, как можем, делаем общее дело".

5. Что необходимо делать в этой ситуации, куда двигаться дальше?

По смыслу и содержанию. Современные цели сообщества для меня выглядят так: сохранение и развитие методологической школы, постепенная медленная институционализация методологии (превращение ее в нормальное и необходимое звено современного мышления), участие в завершении коперниканского мировоззренческого переворота, вклад в разработку современных эффективных социальных технологий.

Организационно. Открыть полемику по данным вопросам на методологических семинарах, в "Кентавре", интернете (методологический сайт), Чтениях. Не дожидаясь остальных, начать создавать условия для общего методологического пространства и коммуникации.


В.М. Розин  

vrozin@iph.ras.ru

Беседа С. Попова с В. Розиным  

О Чтениях и ситуации  

С. Попов -Вадим Маркович, я с Вами хочу обсудить такой вопрос: "Что же сделала методология? Что останется в истории?" Этот вопрос я хочу обсудить для того, чтобы определиться, что должно стать главной темой обсуждения в предстоящих Чтениях, посвященными памяти Георгия Петровича Щедровицкого.

В. Розин - У каждого свои интерпретации. Свое видение ситуации. С одной сторон: было запущено игротехническое движение и оно продолжает работать до сих пор: выполняет свою социальную функцию и назначение.

С другой стороны, те интеллектуальные вещи, которые были наработаны, живут очень странной жизнью. То есть, они живут как бы под поверхностью. Они живут абсолютно в разных кусках. Они реализуются и в работах игротехников, и через меня. То есть, они рассыпаны и не образуют сейчас системы.

Я бы рассматривал ситуацию в нескольких слоях. Здесь есть одна вещь, связанная вообще с формами мышления, которые были порождены. И это имеет, я бы сказал, не отечественное значение, а всемирное. Эти формы мышления связаны с идеями деятельности, методологии, рефлексии, культурно-историческими подходами, методом исторической реконструкции. Их можно и дальше перечислять. Был дан свой вариант семиотики, системного анализа. Была система, которая частично продолжает жить. И, на мой взгляд, это вещь, которая имеет не только отечественное, (мы на отечественной почве живем), но и более широкое значение. В этом смысле очень важно, чтобы это периодически все-таки рефлектировалось и выпадало в интеллектуальный инструментарий.

Причем не важно, что пока это выпадает только в России. Это рано или поздно все равно выплеснется, так же как это с Бахтиным произошло, как с Выготским. Я за это относительно спокоен.

Это одна линия.

Другая линия. Она связана частично с той, прежней нашей российской ситуацией: мы же вынуждены были все время жить двойной жизнь. С одной стороны неважно, что в России происходит: я работаю на человечество и культуру. С другой стороны, понятно, что я все время работаю на ситуацию, которая здесь есть. И это правильно. Только так и можно реагировать.

Но! И вот здесь есть своя линия, которую ГП как бы косвенно зацепляет. Она действительно интересная, связанная с программами и социотехническим действием, как тогда это Г.П. ставил, и с твоей идей общественной инженерии, и вообще с опытом, который набирается в России. Но опыт этот больше связан с неудачами реализации, модернизации программ и так далее.

И здесь есть действительно интересная проблема: технология и ценностное ядро, человеческое. ГП, на самом деле, не очень глубоко это копает.

Но есть тема, (к ней ГП прикоснулся, и мы выходим к ней по касательной) которую надо поставить для обсуждения. Она связана с тем, что все это живет на человеческом, культурном материале, поскольку методологии, технологии, форма рациональности, то есть, те формы, которые рационально замышляются, разворачиваются, живут на субстрате человеческого, популяционного материала. А с другой стороны, действительно, на материале истории российской культуры.

Это, конечно, очень интересная тема, которую нужно было бы обсудить. Ты ее, когда выходил к теме общества, обсуждал, но это не было дифференцированно. А ее надо дифференцировать. Это, действительно, требует обсуждения.

Помимо тех процессов, которые мы с тобой обсуждали: экономических, хозяйственных механизмов, есть целый ряд вещей, связанных с популяционной жизнью. Система уже готова, но нет популяционного материала. Это один полюс. А другой полюс может находиться на уровне культурных сценариев. Какие-то есть идеи? Живут они или не живут? Не живут сейчас никакие идеи. Сейчас такой интересный период, когда идеи дохнут, как мухи. Эти два момента интересно рассмотреть. Я на них только "тыкаю", а над этим надо серьезно подумать. Они, конечно, требуют очень серьезного обсуждения.

Методология, мне кажется, имеет два больших пласта. Один пласт - это система интеллектуальных идей, инструментарий, который работает и на отечественную, и на мировую ситуацию. Это то, что связано с прорывом, который был сделан в области мышления, в области языка. А второй пласт - это пласт, связанный с опытом решений общественных, социальных проблем, для которого российская действительность поставляет удивительные материалы.

Я бы обсуждал вот эту ситуацию: что вообще произошло с методологией? В какой степени те формы осознания, которые были заведены при Г.П., сохраняются? Что происходит сегодня? Какие-то отдельные игры мало интересны для обсуждения, особенно на Чтениях.


Оценка Периода ГП в методологии  

Я, собственно, это и хотел сначала для себя понять. Мне кажется, что надо ставить темы, которые вынуждали бы к исторической рефлексии. А что из того, что сделала методология, примерно за 50 лет советского периода: провела бурную интеллектуальную жизнь, породила кучу людей, что из этого останется? И что, собственно, сделано?

Я несколько раз подбирался к этой теме. Георгий Петрович, с одной стороны, предельно четко cформулировал антионтологический принцип, и тут же формулировал абсолютно онтологический принцип деятельности и так далее. И вот нерешенность этой проблемы, а это проблема реальная: как это оборачивает и как живет, не давала возможности понять, что реально было сделано. А сделано было очень сильно. Был создан вирус, (а когда вирус запускают, он разрушает) который разрушал онтологическое, традиционное мышление. А оно строилось на идее становления мира и представлении о мышлении как об отражении, форме теоретизирования и так далее.

На самом деле, тот вирус, который был создан, должен был обязательно приводить к полному распредмечиванию реальности, и необходимости, в связи с этим, ее конструировать. Он должен был изобрести новый способ полагания реальностей, который уже включает непрерывный механизм распредмечивания, рефлексии, останавливания…

Это самое главное, что было сделано в рамках методологии. Но это было по настоящему не осознанно в силу естественнонаучных и инженерных представлений, которые не давали возможности сделать последний ход.


  Перспективы методологии

И я вижу одну из линий развития методологии именно в том, что все-таки постепенно онтологическая позиция преодолевается и в разных вариантах идет новое понимание реальности, которое предполагает механизм непрерывной остановки мышления, его распредмечивания и так далее.

Это открывает, на мой взгляд, колоссальные перспективы. Это, в принципе, совершенно другой способ мышления, порождения знаний, схем и так далее, которые строятся уже на совершенно других основаниях. И, кстати, очень интересно, что параллельно с методологией и на Западе были варианты, я бы сказал, близкие к этому. Я имею в виду, прежде всего, работы французского структурализма, работы Фуко и так далее. Они, по сути дела, подошли к такой же схеме. Но, правда, с другого места стартовали. У них это было сделано менее жестко.

Именно здесь грядет революция. Она грянет тогда, когда будет наконец понято, что постмодернизм - это всего лишь только ступень. Распредмечивание не может быть самостоятельным процессом, который осуществляется сам из себя, ради себя.

Если говорить, что должна сделать методология, ответ такой: она должна сконструировать новые принципы реальности и, в связи с этим, новые способы мышления и порождения знаний. Вот ее очередная задача, к которой, на мой взгляд, уже сегодня все готово.

Вторая сторона, (это даже от марксизма идет), что это не является чистой логикой, чистым принципом порождения знаний, исходя из внутренних ресурсов самого мышления. Сам принцип реальности и новый способ мышления строится не как "a la Аристотель", который, может быть, "подвешен" на правила и категории. На самом деле здесь создается новый механизм, который превращает мышление в момент практики, жизни, переживаний и так далее. И, кстати, через это, может быть, удастся разрешить и ту старую дилемму, связанную с тем, что все время существует разрыв между теоретическим знанием и его использованием.

А в области второго пласта, о котором мы начали говорить, для меня сегодня, прежде всего, это проблема "нащупывания", как ни странно, естественной природы искусственного.

Ты в своей работе, когда обсуждал хозяйство, уже пошел в этом направлении, ты уже начал нащупывать. А я за тобой пошел, уже рефлективно, отслеживая: какие, собственно, элементы позволяют не просто строить, не просто порождать схему, проект и так далее, а действительно позволяют превращать их в некоторое проектносообразное, социосообразное, культуросообразное действие?

Здесь действительно идет нащупывание хозяйственного механизма, экономического, социальной структуры. Я указываю на культурные сценарии. Сейчас я уже говорю о популяциях.

Здесь, скорее всего, самым важным является не просто разворачивание чисто методологии, то есть методологии в искусственном аспекте: какие мы можем развернуть инженерные стратегии. А важным становится именно "нащупывание" тех пластов, срезов реальности, которые позволяют рассматривать не только как искусственное, но и как искусственно-естественное. Тут все строится на непрерывном "оборачивании" искусственного в естественное, и, естественного, как ограничение искусственного. Если удастся эту вещь продвинуть интеллектуально и в плане опыта, поскольку это всегда "нащупывается" в образцах действий - это будет тоже задача.

В этом смысле, если говорить о чтениях в феврале, здесь можно ставить некоторое условие для докладчиков: при том, что человек имеет отношение к прошлому, о его включение в современность и оценка происходящего.

Добавление В.М. Розина при редактуре:

Дело чести методологов - сформировать для современного мышления, распавшегося на множество самостоятельных непроницаемых подходов, условия совместной жизни и коммуникации. Решение этой задачи, на мой взгляд, должно идти в двух направлениях. Первое: разведение описания разных типов мышления (подходов) - естественнонаучного, гуманитарного, социального, проектного, игротехнического как форм реализации личности и общения, и др. И второе: конституирование общего пространства мышления,- что предполагает рефлексию и демонстрацию способов работы и мысли, установление согласия или продуктивного диалога относительно целей мышления, а также принципиальных особенностей его структуры


E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх    

  www.circle.ru