Философия / Методология в России


   

   
   Философия / Методология в России


   

   

Рафаэль. Афинская школа (фрагмент).


   Философия / Методология в России


   

   
  Архив ММК Методология в России Новости
  Библиотека Frontier 
Personalia Кентавр Дискуссии    Аттракторы Reflexum

Дискуссия

Д.В. Хромов
Научно-методологический клуб
"Управляемая Россия"

Требует ли социальное действие научной санкции и общественного одобрения?

А существует ли то социальное управление, которое, по сути, и обсуждается? Или же мы говорим лишь об участии методологии в социальном саморазвитии? Не секрет, что в России, по крайней мере, "надсоциальных позиций" не существует, поскольку нет соответственно организованного социума и любая позиция "социального управления", по большому счету, есть лишь попытка самоидентификации управленческих кадров в российской социальной среде. Возможно, именно поэтому Эмануил Смыкун и утверждает о присутствии только моделей государственного и каких-то еще форм управления, которые по своей структуре социального вмешательства не требуют... Кроме того, российский социально активный элемент в своем большинстве не может быть опорой социальных изменений, поскольку активен в силу своей невписанности в социум, которая и обуславливает в нем сильнейшую жажду социальных изменений. Будет ли методология обеспечивать подобную социальную активность или нет - вопрос, скорее всего, не этический.

Однако за всем этим существует реальная проблема отражения мнения меньшинства и большинства в принятии социально-значимых стратегических решений, которая сегодня не обеспечена ни административно, ни законодательно. Отсутствие технических процедур участия общества в экспертизе и доработке государственных решений, с одной стороны, позволяет формально подходить к необходимости обоснования решений, а с другой стороны - позволяет лоббировать интересы финансово-промышленных групп, которые лучше организованы для соблюдения всех процедур внесения инициатив. В результате такой сложившейся системы государственного управления мы получили огромное количество "мертвых" законов и решений и "зарегулированное" нормативное поле в экономике, слабую стратегическую позиция России на международном уровне - как в социально-экономическом плане, так и в научно-методологическом. Теперь для научно-методологической экспертизы нет места в системе управления, а для социальной нет механизма участия.

Попытки вписать методологию в административную систему управления пока не увенчались успехом, в силу того, что методология (так как ее понимает большинство участников ММК) остается закрытой областью знаний. Вследствие такой политики функциональные места консультантов в государственных и корпоративных системах управления заняты не методологами, способными обеспечить систематизацию и структурную осмысленность разрабатываемых и принимаемых решений, а штатными юристами и экономистами, которые, с одной стороны, обеспечивают процедуру вхождения решений в нормативно-процессуальную и финансово-бюджетную системы государственного управления, а с другой стороны, полностью снимают с себя ответственность за содержательную проработку предполагаемых социальных изменений. При этом роль социально-содержательной экспертизы ложится на профессиональные сообщества, структурирующие содержательное пространство исключительно под себя.

Сама же методология все больше стремиться к уже упомянутой "методологии с ограниченной ответственностью". Реконструкции всей системы управления под методологическую реальность может осуществляться только в организационно-деятельностных (или ролевых и организационно-деятельностных) играх, лишь имитирующих реальную ситуацию. Таким образом, пока методологи работают с идеальной ситуацией, кто-то рядом уже давно работает с реальной. Игры же, позволяющие, промыслить и воссоздать модель вероятного развития ситуации, работают скорее с прогнозом и программированием будущего, чем с разработкой востребованных управленческих решений. Самое обидное, что игровая форма введения методологического контекста, стала настолько мощным и настолько неуклюжим инструментом, что никак не ложиться в типичное пространство, в котором идет управленческая коммуникация.

К сожалению, формат дискуссии и ее язык не предполагают вынесения конкретных предложений и замечаний к расширению поля действия методологии и ее позиционирования в системе принятия решений. И тем более не понятно, почему, претендуя на разработку широкого спектра методов в науке и деятельности, методология не может выработать тот необходимый набор инструментов (тактику, стратегию и т.д.), которые сегодня необходимы для активного участия в создании системы и непосредственно в самом управления Россией.


(Под все сделанные мной утверждения есть определенные основания, полученные в ходе работы в государственном учреждении (о процедуре разработки и принятия решений, субъектах инициатив, жалобах граждан и методах семинарской и пр. работы, история закона об общественном обсуждении законопроектов на заседаниях Думы, конференциях FIDO в интернете и переписке читателей и экспертов клуба) и за время проведения более 30 предвыборных кампаний (опросы населения и место социального проектирования в выборном процессе)).


02.04.2004


Э. Смыкун
В. Головняк
Г. Копылов
П. Королев
В. Рац
Э. Смыкун
П. Королев
А. Шухов
П. Королев
Э. Смыкун
Д. Хромов

E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх    

  www.circle.ru